Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:00 

► Back to December l Саске\Хината/Наруто; R; миди; в процессе;

Sa$hi
беру свои слова обратно, я новые придумала.©
Название: Back to December
Автор: Саши
Бета: место вакантно
Фандом: Наруто
Пейринг: Саске\Хината/Наруто
Жанр: драма, романтика
Размер: миди
Рейтинги: R
Дисклеймер: кисимотинка
Саммари:
Что может быть горьше упущенного шанса и печальнее сожаления по
безвозвратно потерянному? Только осознание того, что как раньше уже
ничего не будет.
Предупреждение: ООСище, АУ, гет и столько же слэша
Размещение: запрещено
Статус: в процессе
От
автора: Вот, решилась на время возвратиться и вымучить еще один фик.
Вероятно, это временная прихоть, просто ностальгия по родному, любимому,
до боли знакомому фендому. Но я честно постараюсь, чтобы эта прихоть
приятно вас удивила. И обрадовала.
От автора 2: Для всех тех милых человечков, с которыми я познакомилась благодаря Наруто и этой группе:
Рэйн, Софи, Юно, Крися, Хино, Шерри, Шурочка, Танюшка, Дима, Макото, Нанако и другие - всех просто в один момент и не упомнишь.
Спасибо вам. Просто огромное, безграничное, нечеловеческое спасибо.
От
автора 3: наверное, стоит предупредить, что это не столько модный нынче
"тройничок", сколько сразу три пейринга - Сасу\Хина, Сасу\Нару и
соответственно, Нару\Хина)) В общем, все зависит от моего умения все это
вам преподнести, верно?) Наслаждайтесь и побейте меня тапками, что ли.
Беспощадно.
Продолжение буду выкладывать в комментариях.

* * *
If we loved again
I swear I'd love you right... (с)

* * *

Их история чем-то напоминала сказку. Прекрасную рождественскую историю -
только в ней обошлось без гирляндочек, свечек и поцелуйчиков под
омелой.
Все было куда проще - но одновременно до жути сложно.

...I'd go back to December all the time...

Эти строчки из глуповатой песенки, без конца крутившейся по всем радиостанциям, запомнились с тех пор на всю жизнь.
«...Каждый раз в мыслях возвращаюсь в тот декабрь...»
Чего уж там - десять лет прошло - и все еще сердце трепещет при звуках этой простенькой мелодии.

Хината глубоко вздохнула, скрестив руки на груди. Слёзы стояли в
глазах, но даже самой себе не могла бы она объяснить, откуда они.
«Каждый раз…»
Помнится,
тогда был точно такой же хмурый декабрьский день - она возвращалась из
школы, а вокруг была метель. Было холодно и темно, но рядом оказался
Наруто: смешной, тогда еще нескладный мальчишка, одноклассник и хороший
приятель. Тогда еще - просто приятель.
— Пойдем! — Он протянул ей
руку, и они пошли, или нет - побежали по узкой дорожке между сугробами,
то и дело поскальзываясь и толкая друг друга.
— Узумаки, постой, не могу больше… Погоди минутку, - она все никак не могла отдышаться.
Он
стоял рядом, набычив голову в своей мохнатой шапке, и продолжал держать
её руку в своей. Хината сделала попытку высвободиться, но он не
отпустил.
— Варежки у тебя тонкие… — сказал он глухо, не сводя с неё глаз. — Разве в таких можно? В мороз…
Он сдёрнул с рук свои.
— Вот, надень.
— А как же ты? Нет, возьми назад…
— Не возьму.
— Ну я прошу тебя… Наруто.
Он внимательно посмотрел на нее и сказал только:
— Хината...
Её словно опалило.
— Нет-нет… — сказала она торопливо, чтобы хоть что-то сказать. — Ты забери рукавички…
Он взял её руку вместе с рукавицей и притянул к себе.
— Не надо… — сказала она, сама себя не слыша.
— Вдвоём давай, в одной рукавице…
— Давай… вдвоём…
Они
пошли близко друг к другу, потому что тропинка стала ещё уже. Он одной
рукой держал её под локоть, а другая рука была в рукавице — одной на
двоих.
Они шли молча. Хината, наверно, не смогла бы и слова
произнести, всё в ней было сосредоточено на этой рукавице, будто вся она
была там. Каждая жилочка напряглась в ней, когда его рука, сначала
робко, потом всё крепче стала сжимать её руку, и пальцы их переплелись в
рукавичке, и уже нечем было дышать под этим большим морозным небом, и
голова кружилась, как на качелях.
Потом они ещё постояли сколько-то
времени у её дома, — Хьюга даже не смогла вспомнить сколько, — всё так
же, руки в рукавичке, не разжимая горячих ладоней. Наконец она осторожно
высвободила свою, не глядя на него и ничего не сказав, нырнула в
подьезд.
Вот и всё, что было. Только-то и всего. Ничего больше.
«Ровным счётом ничего!» — не один раз потом уверяла она себя. Не
поцеловались, даже слова не сказали про любовь. Просто грели руки в
одной рукавице.
Что же тут особенного?
Но зачем человек даже с самим собой не может
быть искренним? Сама себя она пытается обмануть, повернуть свою память,
как в детстве поворачивают весенний ручеёк: теки не туда, а сюда. Пусть
бы рассказывала всё это какой-нибудь подружке, оправдывалась бы перед
кем-нибудь. Но зачем же перед собой!
Только руки в рукавичке? Но
почему, ответь, почему ты вдруг после этого перестала замечать всё
вокруг, кроме него одного? Почему нападали на тебя то слёзы, то смех без
причины? Почему сто раз на дню вы украдкой встречались взглядами? Что
бы ни происходило вокруг, ты думала об одном и помнила всё до малой
малости, зная, что и он в эту минуту думает о том же и помнит всё: как
шли, рука в руке, как несло звёзды куда-то в сторону и как сердце
билось.
Стыдно сказать, что после этого Хината ни разу больше не
смогла ни заговорить с ним, ни продолжать дружить дальше. В шестнадцать
лет ее смущало даже само это слово - "любовь", чего уж там говорить об
отношениях? Впрочем, и сам Наруто больше ни разу не подошел к ней, не
заговорил.
Они отдалились и вели себя так, будто бы раньше и не знали друг друга - так было проще.
~ ~ ~
Но вот кончилась зима, за ней потянулась весна, а вот и началось лето - их последнее школьное лето...
Кончился
выпускной вечер, разошлись гости - и вот бывшие ученики проводили по
домам любимых учителей и снова на часок вернулись в школу — на этот раз
уже взрослыми. Тихонько, благоговейно обошли они класс за классом, потом
сели за парты, где кто сидел. В зыбком свете белой ночи впереди перед
Хинатой в последний раз вертелась вихрастая макушка Наруто. Их староста
класса - Нара Шикамару ленивым и безразличным голосом говорил что-то о
вступлении во взрослую жизнь, но его мало кто слушал. Кто-то сидел,
погруженный в свои раздумья, кто-то плакал, кто-то о чем-то тихо
переговаривались между собой.
Хината хотела бы думать о разлуке со
школой, но все ее мысли были о другом: а что, если сейчас она прощается с
НИМ навсегда? И не выдержала - не о разлуке со школой, о другом
заплакала.
О нем.
Плакала она и тогда, когда весь класс,
собравшись перед ступеньками школы, стал прощаться - чтобы назавтра уже
ступить в новую, взрослую жизнь. Наруто едва обменялся парой фраз с
другими мальчишками, сухо кивнул Сакуре - своей подруге детства, бросил
на Хинату один единственный, до жути горький взгляд - и ушел, с каждым
шагом растворяясь в темноте. Таким он ей и запомнился: с растрепанными
соломенными волосами, ярко-оранжевой кепкой, сбитой на затылок, с
мешковатым рюкзаком за плечами.
Все это снилось ей потом ночами — смутный свет месяца, мерцающая темная пыль и его печальные, полные сожаления глаза.
* * *

- Мама? - сонный голос дочери вырывает ее из воспоминаний.
Личико
Микото полуприкрыто одеялом, но черные пронзительные глаза смотрят
тревожно. Дети всегда чутко реагируют на эмоции своих родителей, даже
если они сами с младенческой поры обучены их не выказывать - так уж
принято в семье.
- Все хорошо, - Хината выдавливает из себя улыбку, - спи, милая.
И
Микото сразу же успокаивается - если мать говорит, что все хорошо,
значит, так оно и есть. Она еще была в том возрасте, когда мать видится
богиней, которая умеет и знает все. Негласный, но нерушимый авторитет,
не способный ошибаться.
Но к сожалению, Хината таковой не была.
Или, по крайней мере, уже не была...
Та
Хината, которой она была одиннадцать лет назад, осталась навеки там, у
школьных ворот, прячясь за тоненькой березкой и глядя в спину своей так и
не состоявшейся первой любви. У нее нет практически ничего общего с
нынешней взрослой женщиной, у которой сейчас растет дочь, которой
немногим меньше лет, чем было Хинате тогда.
Все, что осталось у нее
от того летнего душного вечера - это только воспоминания и
одна-единственная помятая фотография, которую она так и не решилась
выбросить.
- Все будет хорошо, - повторяет она уже для себя, будто пытаясь поверить в это. - Хорошо...

Дочь уже спит крепким сном, опустив голову ей на колени. По крайней
мере, думает Хината, у нее все еще осталось ее персональное, материнское
счастье, которое у нее никто не сможет отнять. Никто и никогда.
* * *
Он считался лучшим другом ее двоюродного брата.
Высокий,
статный, красивый... неизменно галантный - в день их знакомства,
который Хината никогда в жизни не сможет забыть, он одарил ее пальчики
легким, практически невесомым поцелуем и тихим голосом произнес свое
имя:
- Учиха Итачи. Рад знакомству, Хината-сан. Неджи многое о вас рассказывал.
Этими
несколькими фразами, произнесенными до одури официальным тоном, он
покорил ее нежное девическое сердце. Впрочем, разве кто-то мог устоять
перед этим пронзительным взглядом и обольстительной улыбкой (о, если
дьявол действительно соблазнил в свое время прародительницу Еву, то у
него должна была быть похожая улыбка)?
Сердце ее пело и трепетало в
его присутствии, но казалось, Учиху в то время меньше всего интересовали
любые амурные отношения - практически все свое время он проводил в
отцовской компании, обучаясь управлению этой огромной корпорацией - и
надо сказать, справлялся он со своими обязанностями просто отлично. У
семейства Учих не могло быть лучшего кандидата на роль наследника -
впрочем будь даже Итачи не старшим сыном, это ничего бы не изменило - у
президента Фугаку он явно был в фаворитах.
Впрочем, это все Хинаты
никак не касалось - с самого начала ей было ясно, что Итачи не нуждался в
ней и в ее любви. И она честно пыталась подавить в себе ростки этого
чувства - что же, ей это удалось в полной мере, не впервой.
А потом Итачи женился.

Пусть не по какой-либо особой любви - все
знали, что он женится по расчету на дочери владельца одной из дочерних
компаний, чтобы, так сказать, укрепить связи - Учихи просто не могли
вступить в брак просто так.
И все же, что-то в Хинате тогда оборвалось.
Было
ощущение, что все ее внутренности - сердце, легкие, душу выжгли
папиросой или вытравили кислотой. На той скромной свадьбе, куда были
приглашены лишь немногие близкие друзья и родственники, она была в числе
подружек невесты. Шафером был явно недовольный своей ролью младший брат
- Хината лишь отдаленно помнила, как его зовут, то ли Санджи, то ли
Сасори... Но по крайней мере, они питали общие чувства по отношению к
этому торжеству, из-за чего она сразу почувствовала к нему симпатию.
- Учиха Саске, - равнодушно представился он ей.
Ладонь
его была холодной настолько, насколько теплой была рука его брата. И
стоило ей коснуться этих холодный пальцев, как она сразу поняла, что
несмотря на свою внешнюю похожесть, братья представляют собой абсолютных
антиподов.
В нем не было ни капли той учтивости, что была у Итачи,
ни его (пусть даже наигранного) дружелюбия. И все же, на каком-то
необьяснимом, интуитивном уровне она почувствовала, что несмотря на
свою внешний "лед", в младшем брате гораздо больше того самого
настоящего, человечного, чего веками искореняли в семействе Учиха.
Это
было видно по глазам - таким же темным, как у его брата, но таящим в
себе гораздо больше эмоций. Неуверенность, раздражение, страх, зависть,
гордость и как ни странно, целое море обожания - вот что крылось за его
внешне самоуверенной улыбкой. Итачи никогда не позволял людям видеть
свои истинные чувства - что же, зато у его брата они были видны как на
ладони. По крайней мере, их видела Хината.
- Очень приятно, Саске-сан.
- Взаимно.
Позже,
она наигранно восторгалась красотой невесты и поздравляла Итачи с
удачным выбором - потому что так было принято. А он будет с той же
фальшивой радостью благодарить ее за теплые слова
Наверное, именно в
тот момент она поняла, что никому нет и не было дела ни до ее чувств, ни
до нее самой. И растворись она прямо сейчас перед ними в воздухе -
никто и не заметит. Потому что она слишком слаба и не уверена в себе.
Жалкая, беспомощная Хината, не способная постоять за то, что ей
действительно дорого.
Так и Наруто не заметил ее прощального, долгого, полного призыва взгляда...
"...каждый раз..."
...
и это все не кончится, пока она и дальше будет плыть по течению,
позволяя небезразличным ей людям и дальше ускользать от нее.
- Не делайте, такое печальное лицо, Хината-сан, - прозвучал над ухом знакомый до боли бархатный голос. - Сегодня ведь праздник.
Она
повернула голову - и встретилась взглядом с донельзя усталыми глазами
Итачи. Возможно, он тоже хотел поскорее покончить с этим чисто
формальным празденством.
- Да, понимаю, - она согласно кивнула, опустошая свой далеко не первый бокал с мартини.
Бретелька
ее платья игриво сползла на плечо и Итачи тут же поправил ее, ни на
секунду не сменив выражение лица, на сплошном автоматизме.
"И даже не смутился," - обреченно подумала она.
- Хината, - она вздрогнула от такого непривычного обращения.
Итачи
никогда не позволял себе обратиться к ней без полных официоза -кун или
-сан. Даже -тян - было для него непозволительно, а тут...
- Да? - то, что ее голос при этом дрожал, не заметил бы только глухой.
- Вы обязательно еще найдете того единственного, которого полюбите всем сердцем.
Это было самое искреннее, что он ей когда-либо говорил. И - она знала, когда-либо скажет.

Но вместо того, чтобы обрадовать, эта фраза полоснула ей прямо по
сердцу. А может, на это он и рассчитывал, как бы говоря ей этим:"Не
питай никаких иллюзий на мой счет, девочка..."
Выйдя на балкон, она со всей дури швырнула бокал об стену. Осколки, жалобно звеня, посыпались на землю.
Это было даже красиво.


* * *
Скинув миниатюрные, но равные по
стоимости месячной зарплате среднестатического соотечественника туфельки
Хината побрела босиком по влажному галечнику, держа в руках бутылку
шотландского скотча.
Особняк Учих, где продолжалось празденство,
остался где-то далеко позади, гул голосов смолк и она наконец-то смогла
остаться одна, наедине со своим одиночеством.
Мыслей не было.
Прохладный ветерок холодил оголенную кожу плеч и Хината, зябко поежившись, обняла себя за плечи и уселась прямо на землю.
В любое другое время уставы Хьюга и собственные принципы не позволили бы ей такой вольности, но сегодня - было можно все.

Тряхнув распущенными волосами, она поставила бутылку перед собой и
попыталась ее открыть. Пробка не поддавалась. Тоненькие белые пальчики
только заскользили по ее шероховатой поверхности, не в силах ничего
сделать.
И только тогда она разрыдалась. Впервые заплакала - с тех
самых пор, как закончила школу. Она плакала, и слезы застилали ей глаза -
возможно, именно поэтому она не заметила тихих шагов за спиной и то,
как рядом с ней кто-то присел.
Только тогда она очнулась, когда
чей-то дорогой, пахнущий свежим одеколоном и сигаретами пиджак опустился
ей на плечи. Вздрогнув и бросив взгляд через плечо, она встретилась
взглядом с младшим Учихой.
- Замерзнешь, - в привычной небрежной манере ответил он на ее немой вопрос.

И, не дожидаясь ответа, отобрал у нее скотч и открыл бутылку - правда,
даже ему пришлось с ней немного повозиться, чему Хината мысленно немного
позлорадствовала - надо же, даже Учихам приходиться ради чего-то
стараться.
- С горлышка? - все тем же тоном спросил Саске.
- Да, - она вытерла слезы, окончательно размазывая тушь по всему лицу. Но сейчас ей было на все плевать. - С горлышка.
Через
пару глотков напряжение между ними ослабло, однако разговор так и не
завязался. Впрочем, он был им и не нужен - каждый был слишком погружен в
свои мысли и переживания, чтобы еще и поддерживать светскую беседу.

Хината была безумно благодарна Учихе за то, что он не стал ее ни о чем
расспрашивать. Хотя, наверняка, заплаканный вид босой и растрепанной
наследницы семейства Хьюга не мог не вызвать вопросов. А может, это было
ему попросту неинтересно.
В любом случае, молчать рядом с ним
оказалось очень уютно. Закутавшись в чужой пиджак, Хината с улыбкой
посмотрела на него. Практически копия брата - но Итачи ни за что бы не
стал сидеть на берегу реки с незнакомкой, попивая виски из горлышка.
- Будешь? - он протянул ей бутылку не глядя.
- Спасибо.
На
свадебной церемонии они едва обменялись парой фраз, да и сейчас их
обрывистый диалог трудно было назвать разговором, но Хината все же
чувствовала, интуицией ли, женским чутьем, что ближе человека у нее еще
не было. Не потому что они такие половинки, предназначенные друг другу
судьбой - нет, в судьбу Хината уже давно не верила, так же, как сегодня
разучилась верить в любовь. Но было у них одно общее, что они смогли
разделить - одиночество.
И наверняка Саске тоже это понял. Иначе бы не спросил:
- Выйдешь за меня?

Лениво наползающий рассвет озолотил волны,
бьющиеся у их ног. Где-то далеко шумели машины - гости наконец
разьезжались после бурного празденства.
Но это осталось там, за
пределами ее сегодняшней новой жизни, которая началась с этого простого и
одновременно до жути сложного вопроса. Предложение Саске наверняка было
не один раз обдумано и взвешено заранее - как и все решения Учих.
Возможно, это было решено за них уже давно - все же Хиаши и Фугаку были
старыми приятелями.
"Но тогда почему не Итачи? " - не смогла не проскользнуть в голове эта предательская мысль, но Хината тут же ее отогнала.
В
любом случае, Саске поступил с ней честно. Ответь она "нет" - и он уже
никогда не заговорит с ней об этом и не попросит вновь стать его женой -
пусть хоть все святые перевернутся в своих склепах.
Он дал ей право выбора.
И
Хината могла ясно представить себе будущее, которое ее будет ждать.
Огромный, шикарно обставленный, но полупустой дом, в котором вечно будет
холодно. На всю жизнь они погрязнут в бесконечных светских раутах.
Изредка их будут навещать родственники - в том числе и Итачи.
Она
будет нелюбима. Саске, конечно, может обсыпать ее драгоценностями с
макушки до пяток, но этого он дать ей не сможет, как бы ни старался. Она
знала это, чувствовала - как бы хорошо к ней он ни относился, полюбить
он ее не способен.
Но разве это не будет справедливо? Разве сама
Хината способна полюбить кого-то еще в своей жизни? И разве так плохо
выбрать кого-то самой, чем дожидаться, когда отец подыщет ей достойного
"кандидата"?
Это ли не подходящий шанс впервые принять собственное решение?
- Я смогу.
Не "да", и не "я согласна".
Обреченное,
безэмоциональное:"Я смогу". Как ответ на обьявление о казни. У других
девушек, в их других жизнях, наверняка нашлись бы более обаятельные
способы выразить признательность своим женихам. Но то другие, а Хината
никак не могла избавиться от противного чувства, что она всего лишь
подписывает контракт на продажу собственной души.
Впрочем, Саске
это никак не огорчило. Наоборот, он перестал хмуриться и впервые за все
это время взглянул ей в глаза. И Хината готова была поклясться, что в
них плясали веселые чертенята.





@темы: фанфики, творчество, наруто, аниме

URL
Комментарии
2011-06-23 в 06:53 

Firsov_Maya [DELETED user]
Ох, как мне нравится. Сто лет не читала твоих творений, а как зря!!
Безумно нравится, требую продолжения и шлю лучи любви)

2011-06-25 в 14:19 

Sa$hi
беру свои слова обратно, я новые придумала.©
Firsov_Maya, вот именно - зря :lol: спасибо :kiss:
______________________________________________________

Забавно вот что - скажи Хинате тогда хоть кто-нибудь, что именно с этим, вечно хмурым и скупым на чувства парнем она познает радость материнства и истинное семейное счастье - она бы только грустно усмехнулась.
Свадьбы не было - как не было и долгих романтических ухаживаний, шикарных подарков и букетов роз.. Одно лишь посещение загса - и штамп в паспорте. В тот день, насколько она может помнить, шел страшный дождь. Как раз впору ее депрессивному настрою.
Она долго стояла на крыльце, пережидая ливень. Зонтик остался в машине, а Саске все не выходил из здания. На ней было нарядное шелковое платье - Хината очень долго его подбирала. Думалось - раз уж не будет свадьбы, то когда ей в следующий раз выпадет случай принарядиться? Причем принарядиться для себя - она прекрасно осознавала, что в будущем, как новоиспеченному члену семейства Учиха, ей предстоит не меньше великосветских приемов, чем у Первой Леди.
Но сегодня, сегодня был только ее день, ее личный праздник, конечно, не такой, какой она себе представляла в детстве - без пышного белого платья, без умильно промакивающих глаза платочками родителей, без влюбленного в нее без памяти жениха...
Все вышло куда проще - и в результате красный шелк чуть более вульгарного, чем полагается невесте, платья, промок до нитки, пока она добиралась до машины, а столь тщательно уложенный макияж безнадежно потек. Бросив взгляд на зеркало заднего вида, девушка ужаснулась - разве такой она представляла себе свадьбу? Размазавшаяся тушь, испорченная укладка, тоскливый взгляд...
Разве это не должен был быть самый счастливый день в ее жизни?
Потянувшись к сумочке за ватным тампоном, она вытащила и свой паспорт. Свежий штамп свидетельства о браке - на нем еще даже чернила не обсохли. Как ошейник. Только отличие в чем - она согласилась надеть его добровольно. И жалеть не собиралась - пусть Саске не был тем единственным, но ее сердце было рядом с ним в безопасности. Это был ее собственный выбор, а не замужество по чьей-то указке, как в случае с Итачи..
И пусть не будет в ее жизни больше любви - она переживет. Возможно, она отдаст ее своим будущем детям - всю эту накопившуюся, никому не нужную нежность. Или сохранит ее лишь для себя и будет наслаждаться ею в одиночестве, как самым драгоценным сокровищем...
В любом случае, разве в наше время так уж редки эти браки по расчету?
Саске конечно никогда не был особо нежен, но не был и груб. Вспыльчив, но быстро отходил. Временами жесток, но справедлив.
Он держал ее на расстоянии от себя.
Она не подпускала его к себе.
Их души были закрыты друг для друга. Никто из них не собирался дарить любовь другому, но и не требовал ее взамен.
И в тот момент это казалось для них обоих идеальным балансом.
Это ли не было лучшим приютом для ее истерзанной от бесчисленных переживаний души?
Она очнулась только тогда, когда ей на колени опустился букет снежно-белых гардений.
- Что это? - Хината растерянно повернулась к новоиспеченному мужу.
Саске только многозначительно пожал плечами.
Автомобиль тронулся с места и Учиха Хината прижала тонко пахнущий букет к своему лицу - якобы насладиться ароматом. И нежные белые лепестки услужливо скрыли за собой ее благодарную улыбку.

URL
   

Теория Графомании

главная